Интервью для Наши Сумы

НС: Ты - коренной сумчанин?
Да, родился и вырос в Сумах.

НС: Некоторые говорят, что прелесть нашего города в его компактности, другие, наоборот, за это называют Сумы – большой деревней. А, по-твоему, в чем красота и в чем безобразие Сум?
Я видел очень много городов, мировых столиц – Пекин, Сеул, Амстердам, пожил там. Но, наверное, я домосед и не люблю шумных мегаполисов. Могу приехать в большой город, походить по магазинам, посмотреть достопримечательности и обратно вернуться в Сумы. У меня были шансы уехать жить, но я не знаю, смогу ли там, в каменных джунглях. А Сумы – очень зеленый город. Особенно мне нравится Петропавловская за ее тенистые аллеи летом.

НС: Откуда открывается самый красивый вид на Сумы?
Мне очень нравится вид из окон здания по Кирова, 25. Притом с обоих сторон. Город как на ладони. Я не был на здании МВД, которое стоит рядом, там, наверное, еще фееричнее.

НС: Как тебе кажется, кого в Сумах больше – культурной молодежи или гопников?
Я бы так людей не дифференцировал. Мы все живем в параллельных мирах и, бывает, пересекаемся, а я придерживаюсь мнения, что ты имеешь то, о чем ты думаешь. Главное не трогать других, и заниматься тем, чем хочешь. Надо идти своей дорогой!

НС: В каком районе Сум ты ни за что не стал бы жить?
Наверное, «Химик». Я там толком и не был, но когда появляюсь там, тоску наводит.

НС: Какой, по-твоему, должна быть зарплата сумчанина, чтобы он жил в своем городе комфортно?
Я считаю, что мужчина должен зарабатывать достаточно для чувства самодостаточности и личного достоинства. Я не считаю, что деньги – самоцель. Заработок для меня это вознаграждения за то, что я люблю делать и делаю в свое удовольствие. Деньги - как бонус. Если думать о них как о цели, в итоге все скатится к тому, что станешь жить ради них. Мы вообще из-за них перестали делать, что нам хочется, творить и созерцать. Ходим на нелюбимую работу, что бы купить ненужные вещи. Если говорить о конкретной сумме, то я заметил тенденцию, что во всем мире 1000-1500 долларов в месяц – это нормальное количество денег для жизни, средний прожиточный минимум.

НС: Ты можешь отличить сумчанина от жителя другого города? Если да, то как?
Сумчанина вряд ли, а вот славянина могу. И это не только по стилю одежды, скорее по чертам лица. Есть что-то едва уловимое, трудно объяснить, что отличает нас от других наций. Часто за границей подходил к таким людям и начинал говорить с ними на русском, а они удивлялись, как я догадался. А наших везде видно, мы отличаемся.

НС: Твое любимое кафе или ресторан в Сумах?
Где в Сумах можно послушать живую музыку
Фавориты очень быстро появляются и уходят. Сейчас это паб O'Grady's – там очень уютная, дружественная атмосфера и «живая» музыка. Еще там очень много друзей моих друзей. Люблю там зависать частенько.

НС: Кто из ныне живущих сумчан вызывает у тебя наибольшее уважение?
Для меня в данный момент такой человек - Наталья Кармазина. Она - очень целеустремленный, деловой и высоко организованный человек, который очень многому может научить и во многом помочь.

НС: Кому в Сумах жить хорошо?
Людям, которые не заморачиваются над тем, что о них говорят. Они свободны от чужого мнения и их совесть чиста, их ум чист. Вообще нельзя заморачиваться по пустякам, слишком много сил тратим на доказывание никому не нужной правды и отстаивание никого не интересующего мнения.

НС: Ты занимаешься детской фотографией. Расскажи, каким образом ты к ней пришел?
Фотографией я занимаюсь достаточно давно и в разных сферах. Это был и репортаж в газете, и студийная фотография и документальная. Но, уделяя внимание всему по чуть-чуть, рискуешь рассеять свое внимание и время. С того времени, как мы с Наташей (Наталья Кармазина – ред.) стали работать вместе, я хотел сделать что-то такое, что бы понравилось и нам для работы, и людям, которые приходят в студию. Что-то делать уникальное в своем роде, к тому же делать то, что останется после нас. Как-то я нашел фотографию своего прадеда, где он в 1930 году на Колыме работал по распределению. Сзади фото надпись «оставляю своим потомкам, чтобы помнили и карточку эту не теряли». Еще была парочка карточек со стихами, довольно интересными. Он знал, что его внуки-правнуки эту карточку посмотрят и о нем вспомнят. Сейчас я, наблюдаю тенденцию возрождать традиции семейных фотографов. Есть семейные врачи, юристы, а мы – семейные хроникеры, можем все запечатлеть и оставить для ваших потомков память о Вас в веках.. так и родилась идея сконцентрироваться на детской и семейной фотографии.

НС: В чем специфика детской фотографии?
Нужно научиться быстро подстраиваться под каждого ребенка, найти его "кнопку" и отвлечь его от того, что он не хочет делать. В первую очередь, он не хочет фотографироваться. А нужно найти такие слова, жесты, такую мимику, благодаря которой ребенок улыбнется и перестанет капризничать. Потому что ребенка хватает максимум на 10 минут. и мы ничего не можем с этим поделать. А потом он разворачивается, уходит. Сложность студийной съемки еще и в том, что есть пучок света, в котором должен находиться объект фотографирования, а ребенок гуляет по студии, ему все вокруг интересно и ново – и для нас, и родителей это уже не фото-сессия, а уговаривание. Наша задача не просто поймать красиво ребенка в кадре, это проще всего, а скорее психологически подготовить его, чтобы ему стало интересно фотографироваться, и он сам шел к нам на встречу. Еще моей страстью является фотографирование новорожденных малюток, от нескольких недель до месяца. Фотографировать их спящими просто удовольствие, но, к сожалению, заставить заснуть не всегда просто, иногда приходиться ждать по много часов, что бы малыш крепко уснул, и его можно было «складывать» и шевелить как хочется.

НС: И какие обычные капризы у маленьких сумчан во время фото-сессий?
Ооо, арсенал детей просто огромен! В первую очередь, это отворачивание спиной, топтание на месте и швыряние подручных средств в стороны. Потом призывы родителей «все, мы не идем в Макдональдс!», оборачивается еще большими криками и слезами. Дети живут своей жизнью, и им нет дела до взрослых, которые что-то от них хотят. Почему я должен стоять, когда вон там огромный шкаф с игрушками!?

НС: Если бы тебе дали выбирать, чем в фотографии ты хотел бы заниматься больше всего, что бы это было?
У меня давно это желание – создавать постеры к фильмам или играм. Эти же плакаты кто-то делает! Это сложный процесс - описать в одной картинке, с помощью постановки, взгляда актера целый фильм. Я уже делал несколько постеров, когда работал в Китае - для шоу «Ромео и Джульетта». Постоянно сотрудничаем со школой Prosperitas, в прошлом году удалось их уговорить на новую картинку для их рекламного щита. Хочется продолжить, жаль, рекламная индустрия в Сумах не так развита, и местный заказчик не особо желает платить за качественное и креативное решение в изображении.

НС: Что бы ты хотел изменить в фотографическом мире Украины?
Хотелось бы, чтобы современный рынок фотографии был упорядочен. Например, ввели бы какой-то закон, согласно которому контролировалось ценообразование работы фотографа. Потому что сейчас на рынок выходит молодежь, у которой каким-то образом появилась техника, и она начинает демпинговать рынок. Они конкретно сбрасывают цены, набирают заказов, не справляются с ними, делают лажу, а из-за этого идет профанация имени фотографа. Когда человеку наделали брака на его первой фото-сессии, он будет думать, что все фотографы такие. Страдает в первую очередь заказчик! К нам в студию стали приходить люди недовольные своими свадебными фотографиями, портфолио. Просят переснять. Но момент потерян, и настроение уже не вернуть.

Есть такая теория - "10 тысяч часов". Согласно ей, чтобы стать мастером своего дела, нужно проработать в своем деле 10 тысяч часов. Только тогда талант воссоединиться с умением и опытом. Пока ты не будешь бить в цель несколько лет подряд, выполняя свою работу качественно и равномерно, мастерство не придет. Должны не только хвалить и ставить «лайки», но и по-рабочему напрягать. Когда фотография - это способ, смысл и стиль жизни, только тогда можно называть себя фото-художником или мастером. И никакие фотошколы и дорогие "зеркалки" в этом не помогут.

НС: Ты много поездил по контрактам в Азию. Сейчас там очень много наших. Что ты думаешь по поводу этого опыта?
Я считаю, что Мао Цзэдун был прав. «Жаба, которая сидит в колодце, видит только часть неба.» Поездки на неделю в Турцию и Египет не расширяют так кругозор, как год жизни в другой стране, с другой культурой, питанием. Здесь у многих на глазах шоры из общественного мнения - ты должен то, должен это. Люди не знают своего истинного назначения. Когда туда уезжаешь, то отстраняешься, и как будто тебе развязывают глаза. Это позволяет понять, что ты хочешь в жизни вообще. Я не говорю, что нужно уезжать жить туда. Нужно съездить, посмотреть, оценить себя и, вернувшись, заниматься тем, что тебе нравится, и что тебе подходит.

НС: Что думаешь о современных трендах в фотографии?
Художественную фотографию сейчас часто путают с «гламур-бьюти-фешн» фотографией. Когда модель согнувшись в три погибели стоит рядом со старым деревом или сараем – лично для меня это не художественное фото, а просто красивая картинка, технически правильное изображение. Случилась подмена понятий в современно мире. Интернет воспитывает вкусы современной молодежи, а не картинные галереи. Я тоже представитель современного искусства и тенденций, но все же стараюсь черпать вдохновение из изобразительного искусства. Люблю работы пре-рафаэлитов и импрессионистов и хочу так же раскрывать в своих работах истории людей, их рассказы о себе длиной в мгновение.

 

ТАКЖЕ ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО